Юноша и лилия

Давным-давно за городской стеной вокруг Пхеньяна аж до самой горы простирался огромный луг. И такая росла там высокая и густая трава, что не всякий решался пройти.

Неподалеку от городской стены жили юноша с матерью. Бедные-пребедные.

Каждый день поднимался юноша на гору, собирал цветы, шел в город и продавал. А то, бывало, в лес уйдет, – мечтал юноша в лесу корень женьшеня найти.

(далее…)

Чужеземец и старик из Пхеньяна

Как-то раз один чужеземец из дальних стран по пути в Сеул заехал в Пхеньян и повстречал на улице старика огромного роста, с пышной бородой до самого пояса. На ученого конфуцианца он не был похож, но выглядел необычно.

Подумал тот чужеземец, что страну прекрасных восточных обычаев населяют люди поистине необыкновенные. Захотелось чужеземцу проверить, знает ли старик учение Конфуция и Мэн-цзы. А как это сделать, не знает. Ведь он неумел говорить по-корейски. Подумал он, подумал и решил объясниться со стариком жестами. Для начала описал указательным пальцем круг. В ответ старик пальцем начертил квадрат. Чужеземец, очень довольный, заулыбался, показал старику три пальца, старик же в ответ загнул пять пальцев. Тогда чужеземец приподнял подол одежды, а старик указал пальцем на свой рот.

(далее…)

Шёлковый остров

Если смотреть с Моранбона на реку Тэдонган, то на самой ее середине можно увидеть остров, похожий на полумесяц. С горы он кажется плывущей по воде лодкой. Плакучие ивы по его берегам, низенькие крестьянские хижины, грядки с желтыми, синими и белыми цветами капусты, листья редиски, стрелами расходящиеся в разные стороны, — все это вместе издали можно принять за вытканный искусно ковер, играющий множеством красок. Пейзаж так красив, что кажется вышитым на шелку, потому и прозвали свой остров жители Шелковым.

(далее…)

Чудесная крупорушка

Жил некогда бедный крестьянин, по имени Ба У. И был у него старший брат, богатый-пребогатый. День и ночь работал Ба У на поле у брата, а жил впроголодь: жадный был брат и зерна за работу давал совсем мало. Вот как-то раз сидит Ба У в своей хижине и думает, где бы чумизы (Чумиза – растение, похожее на просо) достать, жену и детей накормить. А дети голодные плачут.

(далее…)

Чудесный родник

Давным-давно жили-были старик со старухой. Старуха за домом смотрела, а старик в горы по дрова ходил. Все бы хорошо, вот только не было у них детей, и это их очень печалило. Как-то раз собрался старик за дровами, поглядел на старуху и спрашивает:

– Что это ты, старуха, печальная какая? А старуха ему и отвечает:

(далее…)

Четыре желания

Давным-давно жил в провинции Пхенандо старый крестьянин. И было у него четыре сына. Вот как-то раз позвал старик сыновей и говорит им: – Слышал я, что на белом свете есть много чудес. Подите посмотрите, правду ли говорят добрые люди. А через три года домой возвращайтесь.

(далее…)

Чародей Чон У Чхи

В давние времена жил в Сонгене ученый муж по имени Чон У Чхи. Долгие годы он совершенствовался и в конце концов обрел волшебную силу. О славе он не помышлял, скромным был, и никто не знал о его необыкновенных способностях.

То было время, когда год за годом районы вдоль южного побережья  традали от засухи. Мало того, начался мор, смерть косила людей, неся горе и страдания. Но чиновники и богачи и не думали облегчить участь народа, пеклись лишь о собственном благополучии, плели интриги, строили козни.

(далее…)

Чёртов мост

Давным-давно жила в столице древнего государства Силла красавица Тохваран (Тохваран – цветок персика), она и в самом деле была хороша, как цветок персика.

Родилась она от наложницы, и не избежать бы ей людского презрения, не стань она преданной и верной женой.

(далее…)

Храм на горе Пэкчжоксан

Стоит на горе Пэкчжоксан огромный буддийский храм. Только его построили, стали твориться дела там поистине странные. Что ни год исчезает монах, и никто не знает, куда он девается. Особо рьяные почитатели святого учения говорили, что это Будда призывает к себе самых лучших и самых усердных. Но исчезали и неусердные.

(далее…)

Хитроумный заяц

Однажды тигр, олень и заяц нашли сладкую тянучку, уселись под деревом и стали решать, кому она достанется. Думали-гадали, наконец решили: пусть получит ее тот, кто старше всех.

Первым заговорил олень:

– Когда я родился, то шерсть на мне была черная, потом стала белой-белой, сейчас шерсть у меня потемнела – видите, совсем коричневая стала. Даже не знаю, сколько мне лет – давно со счету сбился. Не иначе как уже за сто перевалило.

(далее…)