Шишка справа и шишка слева

Давным-давно жил в деревне Асано старик. Звали его Гоэмон. Это был необыкновенный старик: на правой щеке у него торчала шишка. Большая круглая шишка, похожая на хорошее яблоко.


Когда Гоэмон смотрел налево, он всё видел. А когда смотрел направо, то видел только свою шишку. Это ему очень не нравилось. А вдобавок от тяжёлой шишки голова у него свешивалась набок. Это тоже было неудобно.



Старик только и думал, как бы ему избавиться от шишки.


Вот раз пошёл он в лес на гору нарубить себе дров. Вдруг началась гроза. Ударила молния, загремел гром, полил дождь.


«Куда бы мне спрятаться?» — подумал старик и стал смотреть по сторонам. Неподалёку он увидел большое дуплистое дерево. Обрадовался старик, побежал к дереву и забрался в дупло.


А уже стемнело. В горах не стучали больше топоры дровосеков. Было совсем тихо. Только ветер с воем проносился мимо дерева. Гоэмону стало страшно. Со страху он съёжился на самом дне дупла, крепко зажмурился и стал бормотать про себя: «Кувабара, кувабара» («Чур меня!»).


В полночь, когда ветер утих и капли дождя стали падать всё реже и реже, с горы раздался какой-то шум — громкий топот и голоса.


Сидеть в дупле старику было так скучно, что он очень обрадовался голосам. Открыл глаза, поднялся во весь рост и осторожно высунул голову из дупла.


Что же он увидел?


С горы к дереву шли не люди, а горные чудища. Красные, синие, зелёные. У кого было три глаза, у кого два носа, у кого рог на лбу, у кого рот до ушей. А только такой шишки, как у Гоэмона, не было ни у одного чудища. Гоэмон ещё больше испугался. Он присел в дупле и так съёжился, что стал чуть ли не меньше своей собственной шишки.


Тем временем чудища с воем и рёвом подошли к самому дереву и стали рассаживаться на траве. Главное чудище село посредине, а по бокам полукругом уселись чудища поменьше. Потом все они достали из карманов фарфоровые чашечки, рисовую водку и стали угощать друг друга, совсем как люди. Сначала пили молча, потом хором запели песню, а потом вдруг одно маленькое чудище вскочило, выбежало на середину круга и пустилось плясать. За ним пошли в пляс и остальные. Одни плясали получше, другие похуже. Когда пляска кончилась, главное чудище одобрительно кивнуло головой и сказало:


— Хорошо, очень хорошо! У нас сегодня весело. Но только вы все пляшете одинаково. Вот если бы хоть кто-нибудь сплясал по-другому, по-новому!


Старик всё это слышал. Он сначала сидел в дупле и боялся открыть глаза. Но потом понемногу его стало разбирать любопытство. Он осторожно приподнялся и чуть-чуть высунул голову наружу, так что только его левый глаз был над дуплом, а правый глаз, нос и шишка оставались в дупле. А когда Гоэмон увидел, как весело чудища пляшут, он совсем забыл про страх. Ноги у него так и заёрзали. Но в дупле было тесно — там не то что плясать, а и пошевелиться нельзя было.


И вдруг Гоэмон услышал, как главное чудище проговорило: «Вот если бы хоть кто-нибудь сплясал по-другому, по-новому!» Тут старику до смерти захотелось выскочить из дупла и поплясать на свободе. Нет, страшно! А вдруг съедят?


Пока он так раздумывал, чудища принялись все разом хлопать в ладоши, да так дружно и весело, что Гоэмон больше не мог утерпеть.


— Эх, чего бояться! Попляшу в последний раз, а там пускай едят!


Он опёрся рукой на край дупла, перекинул ногу и выскочил прямо на середину круга.


Чудища даже перепугались. Повскакали с мест, всполошились:


— Что такое?


— Что случилось?


— Человек!


А старик, не слушая ничего, давай плясать! То подскочит, то пригнётся, то сожмётся, то вытянется, то направо забежит, то налево отойдёт, то волчком завертится. Пляшет и покрякивает:


— Э-э, коря, э, коря…


Чудища засмотрелись на него, стали притопывать ногами, прищёлкивать языком, бить в ладоши.


— Здорово!


— Ярэ!


Когда Гоэмон наконец выбился из сил и остановился, главное чудище сказало:


— Вот спасибо, старик! Мы сами любим поплясать, а такой пляски ещё никогда не видели. Приходи завтра вечером, спляши нам ещё раз.


Гоэмон только улыбнулся:


— Ладно! Я и без вашего зова приду. Сегодня, по правде говоря, я не собирался плясать, не приготовился. А уж к завтрашнему вечеру я припомню всё, что плясал в молодости.


Тут чудище, которое сидело справа от главного, сказало:


— А может, старик задумал нас обмануть и не придёт? Надо взять у него что-нибудь в залог.


Главное чудище кивнуло головой:


— В самом деле надо.


— Но что же у него взять?


Чудища зашумели. Одни кричали: «Шляпу!», Другие: «Топор!»


Но главное чудище подняло руку и, когда все замолкли, сказало:


— Лучше всего взять у него шишку со щеки. Я видал людей и знаю, что такой шишки ни у кого нет. Наверно, это очень драгоценная вещь.


У Гоэмона от радости задрожали руки и ноги. Но он притворился, что ему очень жаль своей шишки.


— Лучше вырвите у меня глаз, — закричал он, — лучше выдерните язык, оторвите нос, уши, но только, пожалуйста, не трогайте шишку! Я столько лет ношу её, я так берегу её. Что я стану делать без шишки?


Главное чудище, услыхав это, сказало:


— Поглядите, как он дорожит своей шишкой! Ну, если так, взять её!


Сейчас же самое маленькое чудище подскочило к старику и мигом открутило шишку с его щеки. Гоэмон даже ничего не почувствовал.


В это время стало светать. Закаркали вороны.


Чудища засуетились.


— Ну, старик, приходи завтра! Получишь назад шишку.


И вдруг все исчезли.


Гоэмон оглянулся — никого нет. Потрогал щеку — гладко. Скосил глаза вправо — и сосну видит, и ветки, а шишку не видит.


Нет больше шишки!


— Вот счастье! Ну и чудеса бывают на свете!


И старик побежал домой, чтобы поскорей обрадовать свою старуху.


Когда старуха увидала его без шишки, она всплеснула руками:


— Куда же ты девал свою шишку?


— У меня её черти взяли.


— Ну-ну! — только и сказала старуха, и глаза у неё стали круглые.


А в той же самой деревне жил другой старик. Звали его Буэмон. Он так был похож на Гоэмона, как будто один из них был настоящий, а другой вышел из зеркала. У Буэмона тоже была на щеке


Большая шишка, только не на правой, а на левой.


Поэтому, когда он смотрел направо, то видел всё, что хотел видеть, а когда смотрел налево, то видел не то, что хотел, а только свою шишку.


И голова у него тоже свешивалась, только не направо, а налево.


Шишка Буэмону давно надоела. Ему очень хотелось, чтобы у него не было шишки.


Вот идёт он по деревне и встречает своего соседа, Гоэмона. Смотрит, а у Гоэмона правая щека стала такая же гладкая, как и левая. Будто и не было у него шишки.


— Слушай, — спросил он,- куда же девалась твоя шишка? Может, её срезал какой-нибудь искусный лекарь? Скажи мне, пожалуйста, где он живёт, и я сейчас же пойду к нему. Пусть он срежет и мою шишку.


А Гоэмон отвечает:


— Нет, это не лекарь снял мою шишку.


— Не лекарь? А кто же? Тут Гоэмон рассказал Буэмону всё, что с ним случилось в прошлую ночь.


— Вот оно что! — сказал Буэмон. — Ну, плясать-то и я умею! Сегодня же пойду к чертям и спляшу. Скажи только, где это место, куда они приходят ночью.


Гоэмон рассказал подробно, как найти дерево с дуплом, в котором он просидел ночь.


Буэмон, конечно, обрадовался и сейчас же побежал в лес, нашёл дерево, залез в дупло и стал ждать чудищ.


Ровно в полночь сверху с горы послышался шум: громкий топот и голоса. К дереву с воем и рёвом бежали красные, синие, зелёные чудища. Как и накануне, они расселись на траве перед деревом и начали пировать. Сперва выпили рисовой водки, потом запели хором песню.


А старик как только увидел чудищ, забился в дупло и зажмурил глаза. Со страху он даже забыл, зачем пришёл.


И вдруг он услышал, как главное чудище проревело:


— Ну что, нет ещё старика?


Маленькое чудище запищало в ответ:


— Где старик? Что же нет старика? Тут Буэмон вспомнил про свою шишку и подумал: «Ну, уж если пришёл, надо вылезать. Так и быть, спляшу им!»


И он кое-как выкарабкался из дупла. Самое маленькое чудище увидело его и завизжало во весь голос:


— Пришёл! Пришёл! Вот он! Главное чудище обрадовалось:


— А, пришёл? Ну, молодец, старик! Ступай-ка сюда, попляши.


Чудища захлопали в ладоши. А старик от страха чуть жив: поднял он правую ногу — левая подогнулась, чуть не упал. Поднял левую — правая подогнулась, опять чуть не свалился.


Главное чудище смотрело-смотрело и вдруг рассердилось:


— Что это за пляска! Ты сегодня так скверно пляшешь, что смотреть противно. Довольно! Убирайся! Эй, отдать ему залог!


Сейчас же самое маленькое чудище подбежало к старику. — На, получай обратно!


И шлёп! — прилепило ему шишку на правую щёку. Теперь у старика две шишки: справа шишка и слева шишка. Зато хоть голова не свешивается ни направо, ни налево, а держится прямо.



Опубликовано 07.08.2017 admin в категории "Народные сказки", "Японские народные сказки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *